Протоиерей всеволод чаплин в контакте. Протоиерей Чаплин готовит «черную революцию. Продвижение по карьерной лестнице



С.ДОРЕНКО: Всеволод Анатольевич, здравствуйте. Вы знаете, я здесь…

В.ЧАПЛИН: С кем имею честь?

С.ДОРЕНКО: Доренко.

В.ЧАПЛИН: А, здравствуйте, приветствую вас.

С.ДОРЕНКО: Всеволод Анатольевич, я, если позволите, высказал два критических соображения в ваш адрес в своей утренней программе «Подъем».

В.ЧАПЛИН: Пожалуйста.

С.ДОРЕНКО: И тотчас сказал, что абсолютно небезынтересна была ваша деятельность по выходу церкви на улицу, в некое подобие христианской демократии в политике, что, наверное, абсолютно нужно русской политической жизни. Вот, смотрите, критическое соображение заключается в том, что вы, конечно, не можете спорить с патриархом, и не может быть равновеликим или даже одного порядка. А позитив, мой интерес к вам, как к политику, что церковь необходима создать некую христианскую демократию и прийти не только к людям воцерковленным, но и к людям колеблющимся, атеистам – ко всем. И здесь я вижу ваш вклад. Вот, пожалуйста, прокомментируйте.

В.ЧАПЛИН: Я бы не называл это обязательно демократией, но общественное христианское действие нам, конечно, нужно, и оно должно быть смелым, оно должно быть откровенным, нам не нужно бояться каких-то людей власть имущих, даже высокопоставленных, спорить с ними, говорить, в чем они правы, а в чем нет. И говорить это нужно сегодня не кулуарно, а как можно более широко, открыто, чтобы все люди это слышали, потому что кулуарными методами сегодня уже ничего не добьешься, нужно какое-то общественное действие. Ну а то, что касается святейшего патриарха, вы знаете, все было нормально, пока этот человек не перестал понимать, что он – это коллективный проект, он должен выражать не только свое мнение, а мнение разных людей в церкви, которые, в общем, этот проект «патриарх Кирилл» создали. Когда он решил, что он есть в церковном общественном пространстве только один и сам, все и поплыло, извините, начиная еще с Андрея Кураева и заканчивая не только ситуацией со мной, а еще, я думаю, многими и многими ситуациями.

С.ДОРЕНКО: В ваших словах почти сомнение, что он удержится, что сумеет удержать власть.

В.ЧАПЛИН: Думаю, что не сумеет.

С.ДОРЕНКО: Не сумеет?

В.ЧАПЛИН: Думаю, что это противоречие между верой в личную харизму, и только в нее, и окружающей реальностью будет усиливаться. Жалко, конечно, человека, но мне кажется, он не на правильном пути.

С.ДОРЕНКО: Всеволод Анатольевич, получается, что патриарха привела к власти какая-то группа, а могла не привести…

В.ЧАПЛИН: Просто все надеялись, что человек будет выслушивать разные точки зрения, консультироваться с людьми, принимать решения системно. Сейчас, увы, очень многие решения принимаются без всякого обсуждения, на ходу, где-нибудь в коридоре, люди начинают с серьезными вопросами за ним бегать, пытаться в течение минуты, полминуты что-то обсудить – и так принимаются важнейшие решения, в то время как системные документы лежат иногда по нескольку месяцев и не рассматриваются. Момент в чем – очень много вопросов замкнуто лично на его святейшестве, он не способен, как никакой человек не был бы способен, все эти вопросы рассмотреть сам. Поэтому нужно было вовремя передавать полномочия, а не пытаться сделать все самостоятельно и замыкать всю власть на себя.

С.ДОРЕНКО: А может быть, что это ваше личное? Иногда же бывает трудно отделить личное ощущение от общественного, потому что мы в конечном итоге через себя пропускаем. Может оказаться, что вы были допущены чаще и больше, входили в кабинет чаще, были востребованы, а затем что-то поменялось, и вы говорите о лично своих обидах и ощущениях?

В.ЧАПЛИН: Вы знаете, нет. Дело в том, что практически все синодальные учреждения лишены возможности в системном режиме обсуждать вопросы, которые их касаются, бумаги иногда не просматриваются по несколько месяцев. Высший церковный совет, который, по-хорошему, должен был бы обсуждать каждую проблему, собирается несколько раз в год и занимается очень избранными вещами. Так что адекватной возможности к доступу принятия решений нет почти ни у кого, если считать адекватной возможностью ловлю начальника в коридоре, чтобы по ходу дела что-то решить, то это адекватной возможностью не является. То есть сама система работает, мягко говоря, странно, и выхода из этого положения два. Нужно все-таки не брать все полномочия и всю власть на себя, либо смиряться с тем, что нужно каждый день совещаться с людьми, а не исчезать куда-то на день, два, неделю и так далее.

С.ДОРЕНКО: Ого! Ничего себе. Скажите, пожалуйста, у вас отберут приход? Вы знаете, мне пишут очень интересные вещи. У меня есть ник, и очень давно. После того, как меня в 1999 году выгнали из Союза журналистов, в котором я никогда не состоял, я в интернете взял ник Расстрига. И мне пишут: так вот настоящий расстрига. В каком смысле вы расстрига? Разве вы расстрига? Сана вас не лишат. А прихода, например, могут лишить?

В.ЧАПЛИН: Я не боюсь и ничего не жду, мне, по большому счету, все равно, в каком статусе я буду находиться в церковной системе, и буду ли я в ней находиться. Никто не отнимет у меня возможности говорить все то, что я хочу. Меня, конечно, можно, что называется, грохнуть, но хуже будет тем, кто это сделает…

С.ДОРЕНКО: Но приход, именно приход? Помните приход, где мы с вами вместе разговлялись вместе с Рюриковым. Я сегодня описывал это, весьма скромная еда была.

В.ЧАПЛИН: Ну да. Еще раз хочу сказать: не боюсь ничего потерять, и ничего не жду.

С.ДОРЕНКО: То есть прихода вы можете лишиться? А имеет ли право церковное начальство сказать вам, как в армии, что вы едет в Благовещенск или, может быть, в Омскую область?

В.ЧАПЛИН: Видите ли в чем дело – оно может сказать что-то, но я могу это не принять. Еще раз говорю, я не держусь ни за какие должности, за прежнюю должность не держался никогда, так что мне дороже моя свобода и возможность напрямую и с церковью, как к обществу миллионов православных христиан, и с обществом в целом, обсуждать вещи, которые я считаю нужным обсуждать.

С.ДОРЕНКО: Скажите все-таки: вы расстрига? Или не расстрига? Слова расстрига должно означать что-то другое?

В.ЧАПЛИН: Расстрига – это монах, который ушел из монастыря и оставил свои обеты. Я никогда монахом-то не был.

С.ДОРЕНКО: Скажите теперь, пожалуйста, об общественной роли церкви. Меня интересует общественная роль церкви. Существует две тенденции. Одна из них на сохранение, направленная вовне, на укрепление ядра, в сущности, воцерковленных, верующих и так далее. Вот мне пишут: в Бразилии, в одной протестантской церкви, отмечают крестиками по спискам присутствие на службе. Это сохранение ядра. А второе движение есть миссионерское движение – нести благую весть. И участвовать в общественной жизни. Вот этот баланс труден, наверняка вокруг него идут споры. Мне кажется, что вы, конкретно вы, занимались той частью духовной деятельности, которая была направлена на движение вовне. Хорошо ли она сейчас развита? Больше ли нужно в церкви? Меньше ее нужно? Сколько ее нужно в церкви?

В.ЧАПЛИН: Ее может быть, конечно, больше, но она может быть только децентрализованной. Ошибкой является попытка закрутить эту деятельность сверху, в то время, как есть огромное количество людей, которые сами проявят инициативу в разных местах, это и Москва, и провинция. Вот мы буквально несколько дней назад в Общественной палате собирали православные общественные организации, приехали люди из многих регионов, и все они что-то делают – выставки, концерты, устраивают благотворительные инициативы. Вот такой деятельности сейчас очень много, и она по определению связана не с какими-то импульсами сверху, а с собственной инициативой людей. Вот так это будет развиваться, благодаря церковной бюрократии или вопреки церковной бюрократии. Церковная бюрократия в данном случае должна поддерживать инициативу людей, если это разумная инициатива. Вот этим я и пытался заниматься. Иногда надо просто не мешать, и дать церковную санкцию хорошей инициативе людей.

С.ДОРЕНКО: Скажите, пожалуйста, а может создастся ситуация, что вы как будто бы находитесь в диалоге с теми, кого вы называете церковной бюрократией, а они вам не отвечают. Вот например, наша служба информации только что позвонила Александру Волкову, руководителю пресс-службы патриарха московского и всея Руси, и он нам сказал: вступать в полемику не собираюсь, высказывания Чаплина на его совести. И у меня прервалось сообщение. Суть в то, что вы выступаете с вашей точки зрения с концептуальными замечаниями, а они делают вид, что вы просто вздорите из-за того, что лично обижен, и никто не отвечает.

В.ЧАПЛИН: Это одна из сегодняшних проблем. У нас очень многие церковные институции превращаются в ноу-коммент-офис, учреждения, из которых нельзя получить никакой церковной позиции. Почему? Потому что люди боятся. Люди понимают, что его святейшество читает интернет, читает материалы СМИ, иногда начинает возмущаться по поводу того, что кто-то сказал. Поэтому да, реакция очень часто бывает спонтанной, несправедливой, и не фундированной, что называется. Поэтому люди стали боятся говорить, и поэтому сейчас очень мало какие люди церкви ходят в прямые эфиры, не контролируемые ими самими или их подчиненными или их союзниками, потому что боятся прямых вопросов. Я, как вы знаете, старался всегда вести программы в прямом эфире сам, принимая абсолютно все звонки..

С.ДОРЕНКО: Да, да, вы принимали.

В.ЧАПЛИН: Надо не боятся ответить ни на какой вопрос, но к сожалению, страх сегодня присутствует, и вот эта ситуация ноу-коммент-офис почти везде в церковной системе присутствует.

С.ДОРЕНКО: Насколько я понимаю, патриарху поставили интернет, и приучили, и приобщили примерно в 2008 - 2009 году, мне говорил об этом один из высокопоставленных чиновников светской администрации,что патриарх очень досадовал тогда, в 2008 или 2009 году, когда впервые с головой погрузился, очень досадовал на неправду и все такое. И с тех пор так и осталось – он читает?

В.ЧАПЛИН: Да, конечно, абсолютно все, и критические моменты, и, к сожалению, все сплетни, все гадости, которые пишут, в том числе несправедливые гадости. Еще одна большая беда, что некоторые интернет тролли научились его дрессировать, научились ставить его психологическое состояние в зависимость от того, что они вылили в очередные сутки в интернет. Человеку нужно уметь, что называется, проигнорировать такие вещи...

С.ДОРЕНКО: Конечно.

В.ЧАПЛИН: А его святейшество человек эмоциональный, и его искренне жаль, потому что иногда он придает слишком большое значение всей той дряни, которую пишут в интернете. А эти вещи нужно знать, но в то же время нужно уметь чувствовать собственную правоту и не обращать внимания ни на какой…

С.ДОРЕНКО: И потом, это же может быть, в сущности, вражеским ударом, Сун Цзы в «Искусстве войны» пишет.

В.ЧАПЛИН: К сожалению, это иногда специально делается некоторыми церковными оппозиционерами, некоторыми светскими оппозиционерами, пытаются травить человека через комменты, посты в соцсетях, зная, что он их читает, и пытаясь его психологически дестабилизировать. К сожалению, отчасти им это удалось, и хочется пожелать его святейшеству не обращать на все это внимания, и не в бюрократических вопросах, а в вопросах высшей правды идти божьим путем, а не подстраиваться под так называемое общество, которое лается в интернете. А это ведь не общество, это, знаете, несколько маленьких групп, несколько секточек, скажем так.

С.ДОРЕНКО: Кураев сказал, что вы циник и атеист.

В.ЧАПЛИН: Знаете, если бы я был атеистом, я бы прожил немножко другую жизнь. Я еще в юные годы пришел в церковь, абсолютно идя против течения, это был 1981 год. В начале 1990-х открывались огромные карьерные перспективы в светском мире, в бизнесе – я всем этим заниматься не стал. Если бы я был циником и атеистом, наверное, я бы не прожил ту жизнь, которую прожил.

С.ДОРЕНКО: Хорошо, у вас изменились какие-то оценки? Вот нас спрашивают про яхту, про часы, про Пусси Райт. Какие-то ваши прежние оценки изменились сегодня, когда вы не связаны бюрократической дисциплиной?

В.ЧАПЛИН: В минимальной степени. Я считаю, что тот же патриарх имеет право на достойную резиденцию, где можно принять главу того или иного государства, посла, главу той или зарубежной религиозной общины. Конечно, люди делают ему подарки, в том числе дорогие. Что, он должен эти подарки возвращать обратно? Это было бы достаточно странно, как и странно было бы их продавать. Частью нашей традиции является такое особое положение каждого епископа, а тем более…

С.ДОРЕНКО: Да, и на этот счет есть крупное церковное решение много веков назад, мы это знаем.

В.ЧАПЛИН: Но при этом сейчас идет вопрос о кадровой структуре церковного управления. К сожалению, в этой структуре остается все меньше людей, которые ведут содержательную работу, и все больше людей, которые являются личной челядью. Эти люди обслуживают резиденции, занимаются личным делопроизводством его святейшества, эти люди занимаются его бытом, питанием и так далее. Вот если кого-нибудь сейчас сокращать, если кому-то не платить зарплату, то я думаю, что в первую очередь все-таки…

С.ДОРЕНКО: Челяди.

В.ЧАПЛИН: Должна идти речь о этой челяди и личных ассистентах, и во вторую очередь о тех людях, которые пишут тексты, занимаются аналитической работой, присутствуют в обществе, действуют в направлениях сущностных.

С.ДОРЕНКО: Я вот вспоминаю Константина Победоносцева, по-моему, не нужны никакие направления сущностные, потому что Константин Победоносцев точно указывал, что русский православный человек напрямую ведет диалог с господом. Зачем все эти премудрости? Напрямую – и все.

В.ЧАПЛИН: Вы знаете, нужно образование, нужна социальная работа, нужно миссионерство – а для этого все-таки нужны люди, которые помогают человеку измениться в его диалоге с богом.

С.ДОРЕНКО: Спасибо вам большое, спасибо. Вы очень хорошо держитесь, я знаю, что вы не можете не быть взволнованным, но вы очень хорошо держитесь.

В.ЧАПЛИН: Вы знаете, сплю спокойно и считаю себя правым.

С.ДОРЕНКО: Спасибо. Счастливо! До свиданья.

В.ЧАПЛИН: Успехов в добрых делах, всего доброго! До свидания.

Протоиерей Всеволод Чаплин, уволенный накануне с должности главы Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества, заявил в интервью радиостанции "Говорит Москва", что патриарх Кирилл "перестал понимать, что он коллективный проект и должен выражать не только свое мнение".

"Думаю, долго он не продержится. Думаю, что это противоречие между верой в личную харизму и окружающей реальностью будет только усиливаться", - сказал Чаплин.

В свою очередь, руководитель пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси Александр Волков отметил, что "оставляет заявления Чаплина на его совести". "Вступать в бессмысленную полемику не представляется целесообразным", - добавил он в интервью радиостанции "Говорит Москва".

Напомним, что Священный синод РПЦ объяснил увольнение Чаплина изменениями в структуре Московского патриархата: отдел, которым руководил протоиерей, был слит с Синодальным информационным отделом (СИНФО). Новую структуру возглавил руководитель СИНФО, выпускник МГИМО Владимир Легойда.

Сам Чаплин, руководивший Отделом по взаимоотношениям Церкви и общества с 2009 года, позже заявил, что причиной его увольнения стали разногласия с патриархом. Он подчеркивал, что в разговорах с Кириллом осуждал заискивание Церкви перед светской властью и коррумпированными чиновниками, но не нашел у него поддержки.

Накануне вечером Чаплин дал пространное интервью радиостанции "Эхо Москвы", в котором сделал несколько резких выпадов в адрес предстоятеля священноначалия РПЦ. По его словам, он никогда не держался за должность, которой его лишили, поскольку она отнимала практически все силы.

"Сейчас могу вздохнуть полной грудью. Появляется, очевидно, свободное время, появляется возможность больше говорить, больше молиться, больше и спорить с власть имущими и теми, кто сейчас выстраивает внутрицерковные отношения. Так что у меня появляется больше свободы, и я этому очень рад", - сказал он.

В то же время он подозревает, что причина проделанных Синодом изменений не только в оптимизации работы и не только в соображениях эффективности, как было представлено в официальном сообщении. "Я знаю, что в Церкви есть множество гораздо менее эффективных учреждений, чем тот отдел, который был мной создан и который я возглавлял до недавнего времени. Это касается и некоторых синодальных учреждений, это касается того аппарата, который обслуживает лично Святейшего Патриарха: в делопроизводстве и в резиденциях, за богослужениями. Мне кажется, что вопрос об эффективности здесь не является главным", - сказал Чаплин.

"Я имел обыкновение не соглашаться по некоторым вопросам с Его Святейшеством. Это касалось, прежде всего, той тональности церковно-государственных отношений, которая у нас есть и в России, и в Украине, и в некоторых других местах. Я считаю, что мы слишком комплементарны. Возможно, больше высказываться критически. Нам нужно не бояться выносить самые сложные темы церковно-государственных отношений в публичное пространство, опираться не на уговоры и переговоры, на поддержку народа. Я считаю, что не стоит пытаться в Церкви свести все к одному голосу - голосу Святейшего Патриарха.

Мой голос не менее значим, голос многих других наших думающих и занимающих активную позицию священников и мирян так же не менее значима. Поэтому я считаю, что Святейшему Патриарху просто в какой-то момент обидно, что в силу своего нынешнего положения он не может сказать того, что мог сказать, будучи митрополитом. Это яркий человек, это мыслящий человек, но в силу своих нынешних обязанностей возможности для его высказываний достаточно ограничены. И, наверное, в какой-то момент ему обидно, что многие говорят лучше него, многие говорят более прямо, чем он. Что ж, такая у него судьба", - заявил священник.

Вторая проблема, по которой Чаплин, по его словам, спорил с Патриархом, - это состояние церковного управления.

"Я недавно написал ему рапорт о том, что в церковном управлении должны приниматься более системные решения. К сожалению, сегодня это не так. Очень многие решения принимаются в ходе спонтанных разговоров где-нибудь в коридоре не бегу - имеется в виду решения по весьма принципиальным вопросам. Так нельзя. Я убежден, что система, в которой нет системного - извините за тавтологию - принятия решений с учетом позиции экспертов, с учетом позиции непрофильных учреждений долго не проживешь", - считает собеседник радиостанции.

По словам Чаплина, очень многие решения в РПЦ принимает только лично патриарх. "Объем этих решений сейчас большой. Он не справляется с этими решениями, он не в состоянии переварить тот объем документов, который предполагает принятие решения, значит все-таки нужно передавать полномочия и давать людям возможность брать ответственность на себя, что я и старался всегда делать", - сказал священник, добавив, что он свободный человек и что никто не имеет права ограничивать его позицию.

"Я считаю, что именно моя позиция в большей степени, чем чья бы то ни было еще отражает сегодня те настроения большинства людей, которые присутствуют в нашей церкви, и те настроения, которые связаны с ее глубинными интуициями. Я буду и дальше себя вести как свободный человек. Я уже сказал, что свободы появляется достаточно много, я этому очень рад", - подчеркнул Чаплин.

Между тем свое увольнение он связывает не только со своей личностью, но и с глубинными тенденциями, отражающими некоторый раскол в церкви.
Себя он считает может быть "единственным человеком, который может в ответ на позицию Патриарха высказать свою позицию, которая не всегда будет совпадать с его позицией", и которая, по его мнению, в каком-то смысле является более перспективной, с точки зрения будущего.

Поделившись своими планами на будущее, Чаплин сказал, что будет теперь отдыхать, будет молиться, а самое главное - будет "напрямую говорить и с властью и с обществом, и с церковными властями, и буду говорить то, что считаю нужным".

Что же касается денег, то, как утверждает Чаплин, в качестве руководителя синодального учреждения он последнее время почти ничего не получал. "Была срезана половина зарплаты, потом я отказался от второй зарплаты. Что-то - по-моему, 20 тысяч рублей или около того мне платят в храме, где я служу. Я и без этих денег могу совершенно спокойно прожить. Деньги мне не нужны, я об этом много раз всем говорил", - заключил священник.

Протоиерей Всеволод Чаплин часто появлялся на экранах телевизоров, много выступал, высказывал оригинальные мысли, делился мнением. Было больше скандального, чем интересного. Сначала забавно было все это слушать, потом батюшка просто надоел отвратительными высказываниями и провокационным бредом.

Начало пути

Всеволод Чаплин, биография которого ничем особым не выделалась, родился в 1968 году. Детство, отрочество и юность его прошли в Москве. Семья - интеллигентная, нерелигиозная. Во время учёбы мальчик неожиданно почувствовал принадлежность к православию. С той поры он там остался. В школе мальчик решил стать священником и получить духовное образование. Об этом знали друзья и одноклассники, и никто не осуждал. Никак не повлияло это и на родителей, принадлежавших к интеллигентному сословию. Всеволод Чаплин считает себя русским, вопреки многочисленным сплетням, смеющим утверждать, что он - крестившийся еврей.

Издательский отдел Московского Патриархата принял юношу на работу в 1985 году в службу экспедиции. Показал он себя умным, прозорливым и мягким сотрудником. Начинающий работник иногда шалил, выражал «передовые» идеи. Однако наставники снисходительно прощали бред юнца, который несмело высказывался за смену церковнославянского языка. Неугомонный новатор организовывал выставки авангардистов в церковных помещениях с разрешения руководства. По рекомендации митрополита Питирима Всеволод Чаплин поступил в семинарию.

Звёздная карьера

Знаменательное событие пришлось на 90-й год. После получения образования Всеволод работает в отделе внешних церковных связей (ОВЦС), руководителем которого был митрополит Кирилл Гундяев. Наставник стал для молодого служителя добрым волшебником, давшим «зелёный свет» в церковной карьере. Работать молодой человек начал рядовым сотрудником в 1990 году, затем возглавил сектор общественных связей в 1997-м. Через год Всеволод Чаплин становится иереем. Параллельно учится в духовной академии, которую окончил в 1994-м.

В 1997 году Чаплин возглавил Секретариат ОВЦС. Работа его была отмечена наградой - возведение в протоиереи. Через три года Всеволоду было оказано высочайшее доверие - его утвердили заместителем председателя ОВЦС. В поле внимания нового руководителя попали секретариаты, служба общения и сектор публикаций. Он участвовал в официальных мероприятиях и встречах, включая переговоры по отношениям РПЦ с Ватиканом и государственной властью. В 2009 году Гундяев стал патриархом.

В зените славы

Всеволода ценят и уважают, показывая это. Русский народный собор избирает протоиерея заместителем главы этого форума. В 2009 году Чаплин стал председателем отдела по взаимоотношениям церкви и общества. Патриарх Кирилл назначал на посты надёжных людей. С тех пор его доверенное лицо возглавляет идеологию и распространение учений, являясь глазами и ушами церкви в контактах с общественными институтами. Священник продолжает читать проповеди в столичном храме и лекции в университете, выступает на радио и телевидении.

Работа Чаплина отмечена наградами. Так бы и жил обласканный властью человек, радовался. Но попала батюшке шлея под хвост - и понеслось. Это произошло не сразу, предпосылки случались и ранее. Священник Всеволод Чаплин отличался оригинальными взглядами и частенько выдавал изящные перлы. Например, он выступает за узаконивание обязательного ношения одежды, не вызывающей сексуального вожделения в согласии с традициями православной церкви.

Взгляды на жизнь

Высказывания Всеволода самобытны. Выступает он за создание дружин, которые будут отслеживать народ на предмет ношения «уставного» одеяния и соблюдения правил поведения в общественных местах, чтобы не оскорблялись чувства верующих. Священник призывает силовыми методами убеждать тех, кто не понял, в необходимости соблюдения этого. Он отвергает теорию эволюции органического мира на основе естественного отбора по Дарвину. Это гипотеза, не получившая убедительных доказательств в науке, считает Всеволод Чаплин. Вера и жизнь - вот два неразделимых понятия.

Отвратительны высказывания Чаплина о революции и гражданской войне. Он осуждает позицию верующих тех годов и утверждает, что православные проявили пассивность в военных действиях по уничтожению большевиков. Возмущение вызвало выступление Чаплина и позиция в отношении участниц женской экспрессивной группы. Официальная церковь не простила отступников. Резкая критика в адрес протоиерея пошла после выступления в защиту богемной жизни духовенства.

Излишняя суровость

Священник говорил, что участники хулиганской женской группы понесут наказание, и церковь уступать давлению сторонников беспредела не будет. Православным брошен вызов в наглой, агрессивной форме -пляски в святом месте. Религиозными представителями выражена надежда, что в дальнейшем подобные выходки будут исключены. При этом церковь не вправе влиять на следствие, будучи отдалённой государством.

Никакой злобы к участникам «акции» нет. Но совершено циничное кощунство по отношению к святыням. Понести жёсткое наказание хулиганы должны. Отец Всеволод Чаплин призвал не отправлять преступников в колонию, если будет полное признание вины. Никакого раскаяния не прозвучало. Зато ходатайствовали перед патриархом. О том, что за кощунство придётся держать ответ, ничего не сказано. Подобные ходатайства показывают, как христианство путают с гуманизмом. Прощение греха православию чуждо, поэтому виновные осуждены на два года колонии.

О роскоши служителей культа

Церковные средства не тратятся на помпезность. Видимая пышность - это исключительно подарки неравнодушных щедрых прихожан и пожертвования состоятельных граждан. К счастью, таких немало. Чаплин считает справедливым, что у патриарха имеются шикарные часы и автопарк, собственная резиденция. Те, кто делает такие подарки, стремятся к совершенству, чтобы Святейший ни в чём не уступал представителям светской власти, и не было стыдно. И люди не жалеют - несут подношения. В каждой религиозной общине в мире происходит такое. Что отождествляет бога - украшено. Людей, упрекающих церковь в роскоши, Чаплин назвал злобными недоброжелателями и сделал сравнение с Иудой, который предлагал не тратить миро для тела Иисуса, а спустить и деньги раздать нищим. Призыв к рациональной трате денежных средств на насущные, приходящие проблемы - бред. А посвящение сбережений на те символы, которые напоминают о присутствии Бога, - благостное дело.

Перевертыш

Протоиерей Всеволод Чаплин - личность колоритная. Он всегда чувствовал дух времени и легко, как хамелеон, менялся с обстановкой. Либерал в 90-х, он ратовал за то, чтобы православная церковь шла в ногу со временем. С изменением общественного климата делал поворот и отец Всеволод. Он перевоплощался в патриота. Ничего запретного нет в том, что Чаплин рассказывал слушателям. Отвратительно, что за этим нет веры, и все похоже на игру. Церковь как административная структура подвержена тем же недостаткам: присутствует борьба за власть, карьерное продвижение.

Всеволод Чаплин оправдывал убийства «внутренних врагов» и сравнивал с божьим благословением. У радиослушателей это вызывало шок. Священник сравнил Владимира Путина и Ивана Грозного - оба руководителя уничтожали внутренних врагов и расширяли границы. Заявления Чаплина - признаки духовного падения. Такое не говорит человек церкви, это несовместимо с Богом. Между методами священника и запрещенным в России Исламским государством знак равенства - оправдание убийств «божьей волей». Всеволод Чаплин забыл выражение «не буди лихо». В декабре 2015 года он был лишён поста председателя отдела по взаимоотношениям церкви и общества и членства в Межрелигиозном совете.

Церковная вертикаль

Человек, отдавший патриархии 25 лет, может спорить со Святейшим, уверен Всеволод Чаплин. Православная политика проводится однобоко. Разногласия начались из-за усложнившегося положения на Украине. Убедить власть этой страны услышать голоса граждан, которые за развитие отношений с Россией, не удалось. Было упущено время, тут прямая вина патриарха. Единоличная власть недопустима, Святейший возомнил себя осведомленным и готовым решать подобные вопросы, а это опасно для него и дела. Чтобы патриарха не обвинили в ереси, надо проблемы решать коллективно, церковью. Это не вертикаль, а пародия на неё. Это вера исключительно в себя. Из-за этого делаются непродуманные шаги. Власть в епархии необходима. Патриарх - незыблемость духовных основ. Это неадминистративные и кадровые функции. Авторитет церковного главы мало стыкуется с работой администратора. Это возможно в случае, когда решения руководителя перестанут быть единоличными и часть полномочий будет передана епархиям и иным церковным институтам.

Критика против патриарха

Чаплин утверждает, что у Владыки нет целостных взглядов на происходящее. Много в проповедях и заявлениях было сказано в угоду властям, чтобы понравиться. С письменами дела обстоят ещё хуже. Патриарх самостоятельно не напишет текст складно, так как подводит память. Он не понимает, что вносимая в содержание поправка идет в противоречие со смыслом. Дело не в возрасте, это было постоянно.

Раньше письменные доклады для патриарха создавали люди со сформировавшимися взглядами под руководством отца Всеволода. С уходом идеологической верхушки произошли изменения, стало больше спонтанных безграмотных выступлений по главным вопросам. Святейший заведёт управление РПЦ в тупик. Решения принимаются единолично и без обсуждения, на бегу, убеждал Всеволод Чаплин. Где служит деспотия - будет бардак. Пытаясь остановить сползание в непорочность личной харизмы, священник выражал недовольство, что патриарх не делает резких заявлений в сторону власти из-за нежелания потерять расположения. Разговор церкви с представителями государства должен проводиться открыто.

Нападки

Всеволод Чаплин требует дать общинам гарантии выдвижения кандидатов в духовенство и архиереи. В действительности епископ ставит настоятелем на приход очередного любимчика, а это неприемлемо, считает Всеволод Чаплин. Где служит единоначалие, там гибнет инициатива, а первыми признаками умирающей структуры становятся трусость окружения и кадровый голод. Дефицит ярких личностей прессует церковь, слышен голос одного патриарха. Там, где это происходит, решения принимаются без обсуждения с народом. Такая модель нежизнеспособна. В церкви важны только слова Святейшего. Но обстановка меняется, и попытка заглушить другие голоса провалилась. Сегодня власть у того, кто влияет на общество.

Если послушать эти смелые и, на первый взгляд, правильные высказывания Всеволода Чаплина, можно увидеть злые слова и желание унизить. Если после ухода из церкви человек разительно изменился и бросается на обидчиков, то это говорит о многом. Видимо, зря двигали его по служебной лестнице, вводили в узкий круг доверенных людей, относились по-дружески.

Цена амбиций

Отец Чаплин, покидая Патриархию, хлопнул дверью с шумом. После ярких выступлений в радиоэфире, где чувствовалась горечь и раздражение за непонимание, прозвучало недвусмысленное обвинение церковных кругов. Такой яркий, с оригинальными суждениями человек, явно не понимает, на что замахнулся. Всеволод Чаплин, фото которого вы можете видеть в статье, безжалостен в своём естестве.

В 1991 году произошёл развал большой страны. Казалось, что всё кончилось, и возврата к старому нет. Тем не менее Россия воскресла, и в этом принимала участие православная церковь. Она играет в государстве образующую роль, иной раз заменяя его институты. Поэтому подрыв авторитета патриарха не возвышает страну, а наносит вред. Вокруг известной личности всегда вьётся мифическая сущность -положительная или разрушающая. Если она отрицательная, то разрушает среду, в которой развивалась и живёт. Мифологический аспект патриарха Кирилла и его личности очень важен. В переходный период русской истории заслуги церковного пастыря огромны и несомненны. Любые нападки на него отрицательно скажутся на атмосфере внутри церкви.

У разбитого корыта

Известный публичный глашатай государственных СМИ оказался в информационной блокаде после смещения. Яркий типаж гоголевского сюжета - аферист, которого «обули» в игре без правил. Отставка Всеволода Чаплина была ожидаема и не вывала никакого недоумения. Создаётся впечатление, считает священник, что в некоторых СМИ существует табу на выражение несогласия с патриархом. Он не священная корова, а человек со всеми недостатками, и обсуждать его политику можно и нужно. Чаплин считает, что передача архитектурных зданий религиозного назначения церкви - процесс естественный. Украденное государством должно быть возвращено. Нужна ротация элит. Молодые должны приходить на место тех, кто уже набил карманы и своё имущество с деньгами держит за бугром. Нужно везде заявлять истину, говорит Чаплин, и говорить правду.

Правдоподобна другая причина ухода. Протоиерей заявлял, что в Сирии наши войска ведут священную войну с терроризмом. МИД выразил недовольство подобным высказыванием - это явная нестыковка со здравым смыслом. Этому конфликту придавался межрелигиозный статус на века. Уход священника стал удобен заинтересованным лицам. Пожелания правительства совпали с кадровой чехардой церкви. Патриарх легко расставался с сотрудниками, несоответствующими должностным требованиям. Но жизнь продолжается, но Всеволод Чаплин остаётся священником и настоятелем московского прихода.

Весной 2016 года опального протоиерея «засекли» в «Макдональдсе», где Всеволод Чаплин откушал гамбургер в Великий пост! Это стоило священнику последней должности. Он выведен из состава «Межсоборного присутствия». Ему нравится быть в центре внимания.

Протоиерей Всеволод Чаплин - довольно заметная фигура в общественной и политической жизни Российской Федерации. Известный противоречивыми высказываниями и оценками, он создал себе репутацию конфликтного человека с трудным характером. Его суждения часто вызывают бурю критики, а призывы и требования удивляют как верующих, так и людей, далеких от религии.

Детство Всеволода

Несмотря на то, что семья будущего священника была далека от православия, он уже с подростковых лет понял, что хочет поступать в духовную семинарию.

Происхождение и рождение

Родился в Москве 31 марта 1968 года в семье известных советских интеллигентов, близких к миру науки.

Семья

Отец, Анатолий Федорович Чаплин - профессор-агностик, доктор технических наук, ученый в области теории и техники антенн. Приемный дед по матери, Всеволод Вениаминович Костин - внук К.Э. Циолковского, русского изобретателя, ученого в области аэро- и ракетодинамики.

Всеволод Чаплин, по его словам, воспитывался в «безрелигиозной семье». В подростковом возрасте он сам пришел к вере.

Не женат, детей нет.


Учеба в школе

По словам Чаплина, в школе он практически не занимался точными науками. Интерес не вызывала ни математика, ни физика. Подросток понимал, что данные дисциплины не понадобятся ему в жизни, а удовлетворительную отметку учителя все равно поставят. Уже школьником он намеревался поступить в духовную семинарию.

Юношеские годы и молодость

Учеба в семинарии, дружба с архиепископом Кириллом сыграли большую роль в становлении Чаплина как священника. Биография священнослужителя отличается стремительным продвижением по карьерной лестнице. Это сделало его заметной фигурой в Русской Православной Церкви.

Обучение в Духовной Семинарии

В 1985 году после окончания школы он начал работать в отделе экспедиции Издательского отдела Московского Патриархата. В 1990 году - окончил Московскую Духовную Семинарию, в которую поступил по рекомендации председателя отдела митрополита Питирима (Нечаева). Уже во время учебы был рукоположен архиепископом Кириллом в сан диакона (1991), а затем - и в сан священника (1992).

В 1994 году окончил Московскую духовную академию. Является кандидатом богословия. Тема его диссертации: «Проблема соотношения естественной и богооткровенной новозаветной этики в современной зарубежной инославной и нехристианской мысли».


Продвижение по карьерной лестнице

Благодаря способностям отца Всеволода, которые не оставались без внимания церковного начальства, его карьерный рост был довольно быстрым.

Всеволод Чаплин, строя свою карьеру, занимал много должностей, в том числе и руководящие посты:

  1. 1990—2009 - служба в Отделе внешних церковных связей Московского Патриархата: прошел путь от рядового сотрудника до заместителя председателя под руководством Смоленского архиепископа Кирилла.
  2. 1996—1997 - член Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ.
  3. 1997—2001 - глава новообразованного секретариата Отдела внешних церковных сношений по взаимоотношениям Церкви и общества.


Зрелый возраст

С годами батюшка играл все большую роль в жизни общества. Преподавание, ведение программ на телевидении и радио сделали священника узнаваемым, известным в широких кругах.

Принятие протоиерейского сана

В сан протоиерея был возведен в 1999 году.

Дружба с будущим патриархом Кириллом помогла в продвижении по службе.

  1. 2001—2009 - заместитель главы ОВЦС митрополита Кирилла (курировал публикации, службу коммуникации, секретариаты общественных и межхристианских связей, занимался вопросами отношений Московской Патриархии и Ватикана).
  2. 2004 - член экспертного совета Комитета Государственной Думы по делам объединений и религиозных организаций.
  3. 2008 - заместитель главы на Всемирном русском народном соборе, глава новообразованного Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества.

Работа на радио и телевидении

Отец Всеволод в силу занимаемых им должностей вскоре стал медийной личностью.

В. Чаплин был ведущим нескольких программ:

  • «Земля и люди» (соведущий - Андрей Быстрицкий, телеканал «Мир»);
  • «Вечность и время» (телеканал «Спас»);
  • «Комментарий недели» (телеканал «Союз»);
  • «Время доверия» (радио «Русская служба новостей», «Комсомольская правда»);
  • «О главном» (радио «Радонеж», «Голос России»).

В видео - один из выпусков передачи «Комментарий недели», в котором протоиерей Всеволод Чаплин говорит об автомобильных трагедиях и санкционных продуктах.

Преподавание в университете

В должности доцента священнослужитель преподает в православном Свято-Тихоновском университете. Кроме того, он является членом Союза писателей России и Академии российской словесности.

Позиция и высказывания Чаплина

Его противоречивые оценки общественных явлений вызывают порой неоднозначную реакцию в обществе, нередко приводя к скандалам.


Посмотрите видео с речью протоиерея В. Чаплина о пенсионной реформе.

Отставка священника

К 2015 году отношения протоиерея Чаплина и Патриарха Кирилла начали ухудшаться. Споры разгорелись из-за проводимого диалога с властью.

По мнению Чаплина, РПЦ не должна заискивать перед правительством и общественностью, должна твердо отстаивать свою точку зрения. Батюшка также призвал коррумпированную политическую элиту уйти и дать дорогу верующим политическим и экономическим лидерам. В итоге в конце 2015 года Синодальный отдел по связям с общественностью закрыли, а Чаплин был снят с руководящего поста. Отставку священника и закрытие отдела объяснили оптимизацией неэффективно работающих отделов.

В 2016 году его также исключили из состава Межсоборного присутствия. Одной из причин отставки было несогласие Чаплина с позицией Патриарха Кирилла по Украине.

В феврале 2017 года вышла книга «Вера и жизнь», в которой священник Всеволод Чаплин описывал факты собственной биографии и внутреннее устройство РПЦ.

Каналу «Дождь» Чаплин рассказал собственную версию увольнения: «Полагаю, его Святейшество думает, что в Церкви должен звучать только его голос. Думаю, сейчас проводится попытка исключить в Церкви любые независимые голоса, любых людей, которые могут громко и самостоятельно высказываться. Но никто не отнимет у меня мой голос и мою позицию».


Видео о беседах с протоиереем

Видео беседы с отцом Всеволодом Чаплиным о власти и либерализме.

Сегодня на 52-м году жизни умер протоиерей Всеволод Чаплин. Это интервью, в котором священник рассказывает о времени и о себе, впервые было опубликовано на «Правмире» 24 декабря 2015 года.

Все уже привыкли, что Церковь в современном мире - полноправный общественный институт, активный участник происходящих событий, объект критики и обсуждений в обществе и СМИ, у Церкви есть свои телеканалы, радиостанции, сайты, но еще тридцать лет назад все было совсем иначе. Кем были те молодые люди, которые приходили к вере в восьмидесятых, как они проводили время, как относились к советской системе, кто были их духовные наставники, о чем думали, мечтали и говорили…

Вспоминает человек, который, несомненно, войдет в новейшую историю России и Русской Православной Церкви, свидетель и непосредственный участник религиозного возрождения, глава Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин.

О времени

Мир был очень непростой, впрочем, как и сейчас

Отец Всеволод, в своих выступлениях Вы часто упоминаете христианскую общину 80-х годов. На одном из последних мероприятий, где мы с Вами виделись, Вы сказали буквально следующее: «Это мне напоминает православную тусовку 80-х». Что «это» и что «напоминает»? Какая она была - православная тусовка, какой Вы ее помните?

Давайте начнем по порядку. Действительно, время было очень интересное. Я сам пришел к вере в 1981 году. Мне было тогда тринадцать лет, и я уже очень многим интересовался. С восьми лет слушал «Голос Америки», «Радио Свобода», «Радио Ватикан», «Голос Израиля», «Радио Швеции» и так далее. Мой отец тоже слушал все эти радиостанции, как и многие советские мыслящие люди, но уже в восемь лет я ловил радиоголоса самостоятельно. Более того, придя из школы, ставил приемник на окно, чтобы слышали все.

К разным материалам о религии у меня был доступ с юных лет. Источниками были и те же радиоголоса, и атеистическая советская литература, которой я прочел очень много уже в самые юные годы. В тринадцать лет я пришел в храм и просто понял, что тут останусь. Надо заметить, что это решение мало было связано с тем объемом знаний о религии, который я успел накопить. Около полугода я был оглашенным, потом в июле 1981 года в Калуге меня крестили.

Я сразу влился в довольно узкий, но очень интересный круг верующих молодых людей того времени, причем принадлежавших к разным религиям и конфессиям. Люди были самые разные. Кто-то был настоящим диссидентом - о таких рассказывали на тех же западных радиостанциях. Кто-то работал в советской системе, но при этом был более или менее открыто верующим. Были православные, католики, иудеи, протестанты (в основном баптисты и пятидесятники).

Были люди либеральных и консервативных взглядов, были хиппи, тогда еще первые в Москве панки, любители классической музыки, любители стилизаций под архаику, кто угодно. Были стукачи. Был, увы, и криминализованный элемент: вокруг религиозных мест, посещавшихся иностранцами, крутились фарцовщики, торговцы нелегальным товаром, проститутки обоего пола, валютчики, наркоманы, наркоторговцы - люди, жившие на грани и за гранью закона. Вокруг любой неформальной тусовки всегда таких людей бывает много, ведь подобная среда достаточно открыта. Мир был очень непростой, впрочем, как и сейчас.

- У меня были какие-то более идиллические представления…

Нет, все было именно так. В некоторых местах первыми, кто вступал с тобой в контакт, были либо политические провокаторы, либо люди, предлагавшие что-то незаконное, например, наркотики или тамиздат. Знаете, все было. Психически больных было много… Тем не менее, все-таки в этом «бульоне» была значительная часть настоящей ищущей интеллигенции, жившей полнокровной жизнью. Люди встречались в самых разных местах. Иногда в большом количестве распивали алкоголь.

- Какой?

Пиво и водку, в основном. Хорошее вино тогда было малодоступно, это уже в нынешнем возрасте мы перешли на вино. Уже начинаешь переходить от режима жизни «кино, вино и домино» к режиму «кефир, клистир и теплый сортир».

Были люди, которые бродили по московским переулкам и говорили: «Как бы было хорошо, если бы сюда упали американские ракеты и вся эта гадость исчезла бы с лица земли, эта проклятая страна». Все то, что сейчас некоторые говорят, тогда говорилось даже иногда в более жестких выражениях, при этом сдабривалось цитатами из самиздата и тамиздата и заканчивалось пьяными разговорами на тему, когда же наконец Америка завоюет Россию.

О времяпрепровождении

Мы ходили по бульварам и переулкам, и говорили, говорили, говорили…

- В основном, обсуждались политические темы?

Вообще, темы обсуждались любые, но особенно - религиозно-общественные. Время проводилось примерно так. Был известный «треугольник», образованный тремя культовыми учреждениями - это Антиохийское подворье, католический приход святого Людовика и синагога. Значительное количество молодых людей барражировало между этими тремя зданиями. Иногда присоединялись баптисты, но они держались немножко особняком, потому что в советское время это была довольно замкнутая община, которая не очень хорошо шла на контакт. Баптисты часто играли в бадминтон на нынешней Новой площади в сквере, а также ходили по улицам и пытались вести с разными людьми разговоры о Боге.

Более широкая тусовка периодически перемешивалась с хиппи, которые сидели на Чистых прудах, на Гоголях и на Арбате, посещала пивные на Покровских воротах, там их было три. Если вдруг у кого-то оказывалось аж десять рублей, могли пойти в более чинное заведение и выпить водки. А так, в основном, ходили по бульварам и переулкам, и говорили, говорили, говорили… О том, что будет с Россией, о том, что происходит в военно-политической сфере - тогда все еще была актуальна возможность ядерного конфликта между СССР и США. Обсуждали, что будет с диссидентами, что будет с советской властью, можно ли найти что-то человеческое в таких фигурах, как Черненко, Андропов, Горбачев. Как раз тогда начался период быстрой смены государственных лидеров, умер Брежнев… Кончину Брежнева мы обмывали с евреями возле синагоги.

Кроме этого, был еще один круг молодых людей, в который я входил. Это были прихожане храма Воскресения Словущего на Успенском Вражке. Я ходил, в основном, в три храма - туда, в и иногда в Антиохийское подворье - там тогда служил отец Сергий Булатников - очень открытый и добрый священник, принимавший молодежь. У него можно было стрельнуть пару рублей на пиво. Тогда ему было немногим больше тридцати, а сейчас он довольно пожилой человек, к сожалению, в очень тяжелом состоянии много лет после инсульта. Я его периодически приглашаю на службы, мы общаемся.

Этот круг, круг Брюсова переулка, который мы никогда не называли улицей Неждановой, был более консервативный, и в нем было больше разговоров о духовной жизни.

День мог, например, сложиться так. Прогуляв школу или удрав из нее пораньше, можно было подъехать в середине дня на Чистые пруды. Там в кофейне ресторана «Джалтаранг» уже с одиннадцати утра тусовались хипы, можно было выпить кофе, поговорить о пагубности хиппизма и о грязных волосах окружающих людей. Если не получишь за это в морду, то около двух-трех часов дня можно было двигаться дальше. Например, в одну из пивных на Покровских воротах, в это время туда уже подтягивалась какая-то часть юной интеллигенции, с которой можно было поговорить о ядерной войне. И о том, кто будет после Черненко. И о том, приедет ли в Россию и сколько еще проживет и что он еще напишет.

Потом можно было идти на службу либо в Антиохийское подворье, либо в Брюсов. Там собиралась своя публика. С этой публикой мы ходили по Красной площади взад-вперед, огибая собор Василия Блаженного, и говорили. В основном, опять же о политике, но часто и о практике молитвы, о языке богослужения, о возможности или невозможности реформ в Церкви.

Метро закрывалось в 1:15, в это время нужно было вскочить в последний поезд и поехать домой. На такси тогда денег точно не было, поэтому нужно было успеть. Всегда, впрочем, успевали.

Хорошего во всем этом общении и времяпрепровождении было, несомненно, больше, чем плохого. «Бульон» был очень насыщенным, ингредиенты его были самыми разными. Но, в основном, люди - может быть, за исключением криминала и стукачей, да и то не всех, - все-таки пришли в эту среду, будучи искренне религиозно ищущими личностями, а многие потом стали активными церковными тружениками. Отец Олег Стеняев, Сергей Чапнин, Дмитрий Власов…

Минус: большинство все-таки ушло. Очень многие люди были склонны прежде всего к саможалению и самокопанию, и не видели за этим ни Бога, ни людей. Слишком многие просто жили по принципу «перекати-поле». Слишком многие предавались бесконечному поиску, за которым ничего не следовало. Очень многие погрязли в пороках.

К сожалению, большинство тогдашних активных верующих молодых людей из этой среды, из московской интеллигентской богемной среды, куда-то потом исчезли. Кто-то ушел в другие религии и конфессии, прежде всего в католицизм и иудаизм. Кто-то потерял веру. Очень многие уехали в другие страны - в Западную Европу, Соединенные Штаты, Израиль. Думаю, что уехало около половины. Кого-то нет в живых. Если говорить о хиппи и более молодом поколении середины 80-х, очень многие скончались от наркотиков.

Кто-то из исчезнувших потом вдруг опять появился на горизонте, как Юра Шубин, московский предприниматель. Он сейчас активно участвует в движении поддержки строительства храмов. Несколько человек начали странствие по конфессиям и юрисдикциям, как, например, талантливейший Миша Макеев. Кто-то ушел в бизнес и перешел на «стихийный атеизм». Это очень серьезное предупреждение для сегодняшней креативной молодежи: нетвердость и кризис призвания, которые могут казаться милым приколом в пятнадцать-двадцать лет, часто оборачиваются жизненной трагедией в сорок или пятьдесят, состоянием опустошенного и разрушенного человека.

В центре — Олег Стеняев и Сергей Девятов (ныне митрополит Томский Ростислав), слева — Дмитрий Власов, сзади Всеволод Чаплин и Юрий Шубин. Начало 80-х, Троице-Сергиева Лавра

О духовных учителях

В среде православных верующих определенный водораздел существовал между теми людьми, которые ходили к отцу Александру Меню, и теми, которые ходили к отцу Димитрию Дудко

Чего в принципе нельзя было представить в тусовке 80-х? К примеру, могли звучать, как иногда сейчас, положительные отзывы о Сталине?..

Сталина не любил почти никто - так же как и советскую власть. Конечно, были отдельные сталинисты. Были люди, которые являлись ультрапатриотами Российской империи. Даже были люди, которые Сталина считали слишком мягким, считали, что нужно было развязать войну с Западом и к 1946 году уничтожить Соединенные Штаты и установить глобальную российскую диктатуру.

Но большинство были демократами и мечтали о том, что приедет добрый дядя Сэм и устроит здесь капиталистический рай. Все, конечно, слушали западную музыку. Очень многие на этой волне становились католиками и протестантами. Скорее католиками, потому что российские протестанты - баптисты и пятидесятники - в то время были абсолютно советскими по стилю жизни людьми, этот стиль жизни привлекал меньше, а к католицизму многие приходили именно исходя из стихийного западничества, некоторой не только советофобии, но и русофобии. Собственно говоря, именно поэтому многие и уехали из страны.

В среде православных верующих определенный водораздел существовал между теми людьми, которые ходили к и теми, которые ходили к отцу Димитрию Дудко. К отцу Димитрию я ездил с 1983 года. С отцом Александром Менем я был знаком меньше, но многих его духовных чад знал очень хорошо еще с начала восьмидесятых годов.

Конечно, это были разные полюса притяжения. Отец Димитрий был монархистом и российским патриотом. Отец Александр Мень больше ориентировался на западный опыт. Хотя я не представляю себе отца Александра сбежавшим в Европу и жившим там спокойной и тихой жизнью. Это был совершенно другой человек - по-пастырски, по-христиански способный вдохновить своей энергией, своим умением отдавать всего себя ради проповеди.

Отец Димитрий Дудко был более спокойным человеком, хотя он тоже внутренне был очень динамичным и заводным. Беседы, которые он проводил по воскресеньям у себя при храме в маленькой комнатке, собирали человек по сто. Люди очень плотно набивались на стоявшие там лавки, кто-то слушал стоя. Беседы могли длиться часа три-четыре, а то и больше, и заканчивались краткой молитвой. Люди все вместе пели несколько песнопений, и произносилась сугубая ектения. Нечто подобное мы сейчас пытаемся воспроизводить на нашем приходе. Еще одна беседа проводилась в один из рабочих дней вечером дома у кого-то из духовных чад отца Димитрия - это были такие полуподпольные собрания, на которые приходили человек тридцать-сорок, а иногда и больше.

У отца Александра Меня все-таки собраний было меньше. Было больше индивидуального общения и закрытых встреч, на которые собиралось человек десять-двадцать, вряд ли больше.

Иеромонах Никон (Белавенец), Юрий Шубин, протоиерей Всеволод Чаплин, Федор Шелов-Коведяев, игумен Афанасий (Селичев). На выставке памяти о. Александра Меня в Семхозе

О взаимоотношениях с властью

Прямых воспитательных действий обычно не предпринималось

- Скажите, какие взаимоотношения складывались с властью? Какое-нибудь давление со стороны властей было?

Никакого. Нас никуда не вызывали. Иногда появлялись какие-то люди, которые могли давать советы: «Ходи туда, не ходи сюда», но прямого участия власти в общении не было. Может быть, власти как-то общались с лидерами, с тем же отцом Димитрием Дудко. И то, по-моему, это происходило очень осторожно и опосредованно. Если кого-то вызывали в ту или иную контору, это уже просто означало, что тебе либо нужно уезжать из страны, либо тебя скоро посадят. Прямых воспитательных действий обычно не предпринималось.

Все давление на меня оказывалось в рамках школы и семьи. В школе довольно быстро узнали, что я стал верующим человеком. Я не акцентировал это, но когда меня одна учительница прямо в классе спросила: «Правда ли, что ты, Сева, связался с религиозными мракобесами?», - я просто встал на учительскую кафедру и сказал проповедь. На этом попытки моего перевоспитания закончились. Правда, школу пришлось сменить.

Пытались на меня воздействовать и родственники. Впрочем, тоже без особого успеха.

Об интеллигенции

Нравится это кому-то или нет, но с интеллигентской средой я не порывал

Ядро христианской общины состояло, в основном, из московской интеллигенции. Вы, что называется, плоть от плоти этой социальной группы - по происхождению, по образованию, по увлечениям, по положению. Но Вас сегодняшнего нельзя заподозрить в особой симпатии к этой прослойке общества. По крайней мере, Ваши заявления и высказывания лишают интеллигенцию иллюзии, что официальная Церковь в Вашем лице как-то симпатизирует ей. Скажите, пожалуйста, в чем вы разошлись, когда это произошло?

Я считаю, что людям нужно периодически говорить правду об их иллюзиях. Нравится это кому-то или нет, но с интеллигентской средой я не порывал. В храме, где я служу, в основном как раз она присутствует, и все больше и больше. Причем, как ни странно, в значительной степени это либералы 90-х годов. Ходят люди из окружения Егора Тимуровича Гайдара, некоторые другие лица, известные как часть ультралиберальной среды. Но поддакивать я им не собираюсь. Я считаю, что, как в советское время я мог говорить неудобные вещи советским интеллигентам, в том числе чиновным и чувствовавшим себя моральными авторитетами, так и сейчас людям, которые чувствуют себя вправе учить других и ощущать себя высшим сортом, я тоже могу говорить какие-то малоприятные вещи. Я как тогда не боялся, так и сейчас не боюсь.

- Может быть, вы с кем-то разошлись из этих людей и жалеете об этом?

Нет, не жалею. Расходиться по личным вопросам, из-за личных обид или разногласий как-то никогда не стремился, стараюсь этого не делать. Ну, а если есть серьезные разногласия, то в этом ничего плохого или постыдного нет.

О 90-х годах

Несмотря на занятость, мне удавалось находить время и для неформального общения - например, на площадке у Белого дома

Скажите, пожалуйста, чем Вам запомнились 90-е годы? Где Вы были во время торжеств по поводу 1000-летия Крещения Руси? Что делали во время событий 91-го года, 93-го?

С 1985 года я уже работал в Издательском отделе Московского Патриархата. Я пошел туда работать сразу после школы - ныне покойный владыка митрополит Питирим, не раздумывая, взял меня на работу буквально после первого же обращения. Поэтому в 1988 году я участвовал в церковных торжествах и занимался составлением информационных материалов для «Журнала Московской Патриархии».

Всеволод Чаплин — иподиакон митрополита Питирима, ок. 1987 г.

Празднование 1000-летия Крещения Руси в Богоявленском соборе. В центре — Нина Давыдова, крайний справа — Андрей Заркешев, ныне архимандрит Александр

В 1991 году я учился в Англии, тогда я уже был сотрудником Отдела внешних церковных связей, в сане диакона. А в 1993 году я участвовал в организации переговоров между теми людьми, которые находились в Белом доме, и тогдашними властями. Конечно, это был очень сложный момент. Несмотря на занятость, мне удавалось находить время и для неформального общения - например, на площадке у Белого дома.

Я и сейчас, как мне кажется, не теряю возможности такого общения. Кто-то приходит в храм, с кем-то мы можем поговорить в Отделе. Могу сходить на концерт в какой-нибудь клуб, послушать того же Псоя Короленко, поговорить с людьми, которые там собираются. Могу взять дорожную сумку, проехаться по Подмосковью и посмотреть, сколько мигрантов реально присутствует на рынках. Одна беда - очень скоро приходится работать пляжной обезьяной. Это с которой все фотографируются.

Об искусстве

Рискую быть навечно проклятым, как абсолютно антинародное существо и эстетический изгой

Вы - интересный, яркий, неоднозначный человек. Меня в свое время очень удивило то, что Вы - почитатель творчества Псоя Короленко. Хочется задать Вам вопрос - какие фильмы Вам нравятся, поэзию каких поэтов, музыку каких композиторов Вы любите? Что привлекает Вас в искусстве?

Об этом можно рассказывать как минимум еще час.

Я относительно недавно познакомился с творчеством Псоя Короленко, а потом и с ним самим. Это очень глубокий исполнитель.

На концерты в консерваторию я хожу, наверное, лет с тринадцати, причем я тоже начал ходить туда самостоятельно. У родителей были типичные вкусы шестидесятников, а мне все это было малоинтересно. Брат у меня, помимо прочего, рок-музыкант, но он младше меня, поэтому его вкусы мало на меня повлияли.

Вообще я не люблю все игровое - не люблю драму, не люблю художественное кино. Если смотрю фильмы с интересом, то это какие-то авангардные вещи, артхаусные вещи - на грани отказа от актерства, на грани игры со смыслом, на грани манипуляции с формой, с разного рода предметами - светом, лицами, архитектурными формами и так далее.

Поэзию в классическом варианте тоже не очень воспринимаю, потому что все-таки считаю, что смысл слова и эстетическая форма слова не обязательно должны быть взаимно увязаны, потому что второе для меня менее важно, чем первое.

Музыка - это вообще большая история. Типологически я, наверное, переслушал более или менее все, что есть в мире. Не люблю облегченной музыки ни в каком из стилей и ни в какой из эпох. В свое время на меня накинулась возмущенная группа людей, причитая: «Ах, Моцарт! Ах, Моцарт! Как он посмел его тронуть!» Хочется спросить: «Господа, а вы оперы Моцарта слушали? Хотя бы „Волшебную флейту“?». Увы, это классика-лайт. Very light, too light. Такого рода музыки в каждой эпохе можно найти немало. Даже у Баха есть много вещей, абсолютно вторичных и абсолютно облегченных. Просто его музыкальное наследие очень велико по объему.

Мне близка западная литургическая музыка, григорианский распев. Конечно, Бетховен, хотя и у него есть проходные вещи, Арво Пярт, Мартынов - наш прихожанин, кстати. У него нравится очень многое, включая многократное повторение одной ноты и игру поролоновыми шариками на рояльных струнах. Там есть музыкальная и человеческая мысль, даже если она как-то через шарики реализуется. Увы, вот такой я урод - в музыке ищу прежде всего мысль.

- Судя по Вашим словам, мне кажется, Вам должно быть близко творчество Дмитрия Шостаковича?..

Ну, Шостакович - это очевидная любовь всей жизни. Мои друзья когда-нибудь повесят меня на заборе, потому что в конце каких-нибудь посиделок, когда спеты все народные песни, я ставлю 15-ю симфонию Шостаковича, искренне полагая, что надо, наконец, подводить тусовку к кульминации. И, конечно, рискую быть навечно проклятым, как абсолютно антинародное существо и эстетический изгой.

Об общении

Я чиновник, и в основном общаюсь по чиновничьим делам

Однажды Вы сказали про Владислава Суркова, что это очень яркий, креативный человек, и Вам приятно с ним общаться. Мне кажется, что вы внутренне с ним очень похожи. Расскажите, пожалуйста, про Ваши отношения с Сурковым. Вы дружите, общаетесь?

Отношений особых нет. К сожалению, после его ухода из правительства мы почти не общались. Я ему после этого позвонил буквально один раз, и мне немного стыдно, надо позвонить еще. Я чиновник, и в основном мы общались по чиновничьим делам. Чиновничья жизнь составляет 90% моего времени, кроме сна. Даже когда я принимаю пищу, я обычно читаю материалы СМИ или какие-то документы. Но, конечно, общаться надо - и с Сурковым, и с другими людьми. Просто так, вне «дела».

О смерти

Если человек не думает о конечности этой жизни и о том, что будет потом, это значит, что ему все-таки удалось промыть мозги потреблением «Пепси» или еще какого-то пойла, физического или духовного

В одном из своих выступлений перед Пасхой Вы сказали аудитории: «Вот когда я буду гореть в аду, а вы, скорее всего, будете в другом, лучшем месте, то…» Главное во фразе было не про ад и рай, но поразили и тронули меня именно эти слова. Отец Всеволод, почему именно ад?..

Псой Короленко об этом же поет перед аудиторией молодежных клубов, и его слушают. Собственно, человек обречен на ад, у него нет оснований считать, что его Господь помилует, потому что у него есть заслуги или потому что он такой умный и талантливый. Только упованием на силу Божию мы можем надеяться на то, что участь, которая по-настоящему должна бы нас ожидать, будет как-то изменена.

- Вы часто думаете о смерти?

Конечно, да. Если человек не думает о конечности этой жизни и о том, что будет потом, это значит, что ему все-таки удалось промыть мозги потреблением «Пепси» или еще какого-то пойла, физического или духовного.

О прошлом и будущем

Пару скамеек в парке и пару кафешек всегда найдем

- Вы скучаете по тому времени - по 80-м, 90-м?

Немного да, правда.

Пожалуйста, поддержите Правмир, подпишитесь на регулярное пожертвование. 50, 100, 200 рублей - чтобы Правмир продолжался. А мы обещаем не сбавлять оборотов!